XX век в истории русского храма Св. Троицы в Афинах

Сотир Ликодиму был инкорпорирован в афинскую архиепископию со статусом параклиса. Это вызывало трудности — прежде всего финансовые. Фактически за весь век ХХ было лишь одно серьезное вложение в храм.

В результате реставрации 1954 года (вскоре после кончины Сталина) в храме Святой Троицы византийский мраморный невысокий иконостас был заменен высоким русского типа — он и сейчас там. Повсюду в церкви был имплементирован белый, ну, не совсем белый — светлый мрамор: паросский и пентелийский.

Оплатила всю эту дорогостоящую реставрацию великая княжна Елена Владимировна Романова, принцесса греческая и датская, жена принца греческого Николаоса Глюксбурга. Возможно, при некоей финансовой поддержке Народно-трудового союза (НТС).

Однако одна русско-эллинская царевна не может ведь сравниться с мощью огромной державы — СССР. А СССР менялся, менялись патриархи…

Наконец, уже в нынешнем столетии РПЦЗ влилась в Московскую патриархию. Но Русскую церковь в центре Афин это не затрагивало.

Как ни удивительно, этот храм — столь русский, даже своей мистичностью, что до юрисдикции — является совершенно греческим. Обычный себе храм Афинской архиепископии…

Сменилась ведь и паства. Внуки приехавших в 1919–1923 годах белогвардейцев, составлявших тогда основную массу молящихся Сотира Ликодиму, уже вовсе не русские. Тем более — правнуки. А нынешняя паства храма — на три четверти как минимум русскоговорящая — не ощущает своей принадлежности к греческой церковной структуре, возглавляемой архиепископом Иеронимом.

 

Шамшин и Кузьмин

Даже священнослужители самого храма сегодня почему-то страдают избыточной скромностью, не говоря о том, в чем же заключается художественное величие Сотира Ликодиму. Многие люди неглупые мне говорили, что русская церковь в Афинах выглядит какой-то неухоженной. По-моему — тоже, но ведь это церковь, а не манекенщица.

Вот, к примеру, Валентин Григорьевич Распутин не скрывал своего отторжения, что до чрезмерно помпезного, чрезмерно золотого облика нынешнего Храма Христа Спасителя.

 

А Русской церкви в Афинах есть чем гордиться.

Да хоть о двух вещах! Целых 18 икон церкви написано великим русским историческим живописцем Петром Михайловичем Шамшиным (1811–1895). Шамшин — академик живописи, автор блестящих полотен по греческой мифологии («Избиение детей Ниобы»), библейским сюжетам («Агарь в пустыне») и из истории собственно русской («Петр Великий в бурю в Лахте»).

Не удивляйтесь тому, что Шамшин не шибко известен. Я бы сказал — не шибко раскручен. Шамшин был классицистом, художником академического направления.

А в Союзе великими в XIX веке полагали, по сути, более передвижников. Даже такой гений, как Семирадский, был принижен. Фактически единственный академист, добившийся славы — и заслуженной! — Иванов, автор гениального полотна «Явление мессии народу».

Зато П. М. Шамшин перед смертью успел потрясти русскую общественность картиной «Вступление Иоанна IV в Казань». Эту картину ценили чуть не выше, чем лучшие полотна Сурикова! А иконы Шамшина, что в Афинах, тоже стоит увидеть. Глубоко православные и — одновременно — нетривиальные.

Три храма истового филэллина  Романа Кузьмина

Вторая же вещь, усиливающая интерес к храму, — это сам архитектор, Роман Иванович Кузьмин, академик архитектуры, действительный статский советник, а по сути, один из лучших церковных архитекторов в русской истории.

И, кстати, истовый филэллин — он жил в Афинах десятилетиями. Основные работы Кузьмина — широко известны: это Русская посольская церковь в Афинах (о чем и толкуем), православный собор в Париже (на улице Дарю) и, главное, Греческая посольская церковь в Санкт-Петербурге (при участии Ф. Б. Нагеля).

Питерская церковь полагалась воистину подлинным шедевром…

Жаль, что не довелось ее увидеть, сию Церковь Святых Великомучеников. В 1962 году ее решением Ленинградского горкома КПСС снесли, «как малохудожественную»… А впрочем, в том же 1962 году 22-летний Иосиф Бродский написал в своем сборнике «Остановка в пустыне»:

Теперь так мало в Ленинграде греков,

Что мы сломали греческую церковь…

Роман Иванович Кузьмин. Портрет работы М. И. Скотти, 1849 год

Роман Иванович Кузьмин. Портрет работы М. И. Скотти, 1849 год

 

К. Е. Маковский: Портрет великой княгини Елены Владимировны. Частное собрание. Древняя высота купола была восстановлена в 1954 году по ходатайству великой княжны Елены Владимировны — дочери великого князя Владимира Александровича и Марии Павловны, герцогини Мекленбург-Шверинской; внучки императора Александра II; супруги греческого принца Николая, сына короля Греции Георга I и его супруги Ольги Константиновны.

Дополнительная информация по теме:

 

Поделитесь с друзьями!

Комментарии закрыты.